Петр Ловыгин. Успех и семейные ценности

Петр Ловыгин — фотохудожник, путешественник.

Успех — очень относительная вещь. Есть люди, которые добились меньшего, чем ты, и можно делать себе поблажки, оглядываясь на них... Но есть и люди, которые добились намного большего, и ориентироваться на них — путь к саморазвитию.

Если ты находишься в «обществе» — ты вынужден смотреть по сторонам. Если кто-то считает меня успешным — пусть будет так, сам же я «пессимист» по отношению к собственной значимости. Да и требования к себе у меня очень высокие. Есть люди, которые вдохновляют меня и я отчасти подглядываю на их «хронологию свершений»: во сколько лет он создал то-то и то-то… у каждого из них свой график. Я волей-неволей стараюсь под этот график подстроиться. И расстраиваюсь, когда означенный возраст минул, а я так и не сделал ничего круче, чем они. Раньше таким примером для меня был Гришковец. Его первое произведение «Как я съел собаку» было создано, когда ему было 31 или 33. Когда я «проскочил» этот возраст и не сделал ничего подобного, то немного расстроился. Впрочем никто не знает из нас когда ему суждено «выстрелить» в категории «успех».

Искусство — как хороший алкоголь. Ты вряд ли станешь действительно популярным в молодости, скорее с возрастом, а возможно и вообще после смерти. Искусство должно настояться. В этом отношении стать звездой в кино или музыке гораздо проще.

Чем я больше всего горжусь в своей жизни? Своей жизнью. Мне как-то удалось сделать ее яркой.

Мой отец также занимался архитектурой, и я теперь по себе знаю насколько творческие люди бывают эгоистичны в угоду собственному творчеству. Но при этом он сделал все, чтобы оградить меня от любых проблем, которые люди испытывали в 90-х. Я конечно видел происходящее, и возможно какие-то проблемы были и у нашей семьи. Но родители сделали всё, чтоб меня они не коснулись. Только сейчас это понимаю. Неплохое качество. Когда он умер — его друзья пересказали его частую фразу, произносившуюся за моей спиной: «Из всех моих проектов главный проект — это мой сын».

Мои родители дали мне свободу выбора и своим детям я не стал бы навязывать каких-то рамок и ограничений. Если голова на плечах есть — то всё можно развернуть в свою пользу. Так я, получив образование архитектора, с легкостью променял назревающую благополучную карьеру на на Искусство Фотографии, то есть на то, что мне на тот момент было интереснее. И никто из родителей мне слова поперек не сказал, при том, что наверняка были какие-то опасения за моё будущее. Время показало, что все были правы.

16 November 2015